Про пищевую зависимость

Я не специализируюсь на теме пищевой зависимости и контроля веса, но тем не менее, какой-то опыт набирается, так что появилось желание этот опыт обобщить и опубликовать. Методики, которые можно назвать интенсивными, не применяю. Из соображений экологичности. Вес набирается обычно медленно и понемногу, в обратную сторону сдвигать его лучше так же. Важно лишь, чтобы динамика была убывающей. Тем более, что часто авральные компании похудения к пляжному сезону недели за три в итоге дают обратный эффект. Главное, что мне всегда приходится как-то доносить до сведения и понимания, причем многократно, что отказ от сахара, например, имеет не тот смысл, чтобы уменьшить потребление калорий за счет отказа от данного кусочка. Смысл отказов и ограничений только и исключительно в том, чтобы менять вкусовые привычки. Если взять, к примеру, такую шкалу, на которой с одной стороны английский аристократ, ну а с другой — магаданский бич. Оба персонажа здесь скорее образы, чем реальные люди, как ковбои, гусары или «настоящие индейцы». Образы в данном случае удобнее. Так вот, когда проголодается английский аристократ или когда проголодается магаданский бич, они захотят совсем разной еды. Разной просто потому, что у них разная структура питания, разные привычки и в итоге разные пищевые запросы. Может ли овсянка на воде быть вкусной?! Может ли овсянка на воде быть вкусной без привычных усилителей вкуса? А самое интересное с точки зрения уже не консультирования, а психотерапии — поиск «паразитных» связей еды и психологических дефицитов, которые процветают на почве недолюбленности, переобиженности, одиночества и тому подобных форм голода. Обычно психологический голод формируется в отношениях с одним человеком. Например, с матерью. Или с мужчинами. Мужчинами вообще. Случай из практики: женщина подвержена компульсивным походам к холодильнику до состояния боли из-за переполненного желудка. Когда в порядке эксперимента она навовсе отказалась от еды, которую готовит её мать, и ест только то, что готовит сама — хотя в бытовом смысле это и неудобно — вечерне/ночные вылазки к холодильнику, которые она не в состоянии контролировать, прекращаются, и это не требует никакого волевого усилия. Сложность в работе с пищевыми зависимостями заключается в настойчивых рецидивах. После цикла первичных консультаций необходимо продолжать работу с необычной регулярностью — порядка раза в 2-3 месяца. Иногда раз в три месяца достаточно просто повторять дословно те интервенции, которые были уже сделаны по итогам первичного цикла консультаций, потому что у пищевых привычек очень «глубокий корень»

Владимир Лобанов