Александр Моховиков «Нарциссическая «любовь»

«Существует большая разница между нарциссической попыткой всех полюбить и состраданием. Нарциссическая «любовь» — это отношение сверху вниз и исходит из желания быть самым лучшим, святым, правильным, которое под собой содержит страх отвержения, стыд бытия самим собой. Сострадание же говорит «я- такой же как ты, мы в одной лодке, я понимаю, что ты переживаешь, я тоже там был».

Чтобы первое могло перейти во второе, придется обнаружить в себе себя, голого, несовершенного, уязвимого, беззащитного, слабого, нуждающегося, жестокого, трусливого, равнодушного, беспомощного, глупого, заблуждающегося, врущего, избегающего и заносчивого. Только из этой точки возможно сострадание. Сострадание избирательно, оно подразумевает встречу с конкретным человеком и переживание в здесь и сейчас, и очень привязано к контексту, а нарциссическая любовь как бы сразу ко всем и ни к кому, слепая, невидящая людей, аконтекстуальная, существующая только в воображении, и своей энергией имеющая влюбленность в образ себя совершенного. Сострадание не истощает, оно придает мудрости, нарциссическая любовь истощает и способствует потере связи с реальностью.»

Человек должен снова научиться жить, заново отстраивать разрушенный мир и искать интегрирующую основу, чтобы строить его соответственно изменившейся жизни. Эту основу мы, как правило, находим не в книгах и фильмах, не у авторитетов. Мы находим ее под ногами.

Скажите себе: «Я понимаю, что я страдаю, что сейчас мне очень больно, и я понимаю, что я сейчас думаю о произошедшем. Но помимо этого есть просто моя жизнь, и я во что-то продолжаю, может быть неосознанно, вкладывать силы».

Во что?

Это и есть то, вокруг чего собирается мир заново. Обратите внимание не на то, что является выпуклым, а на обычные данности бытия.

Простые вещи.

Я продолжаю кормить своих детей, заботиться о своих близких, гулять с собакой.

Я могу

страдать,

выть,

молчать,

загонять себя в воронку травмы, но есть вещи, которые я продолжаю делать. Жизнь собирается вокруг того, во что мы продолжаем, несмотря ни на что, вкладывать силы.»

 

                               О нарциссической любви. Чем она отличается от сострадания.

Доброжелательное отношение ко всем людям и миру – одна из клинических форм нарциссического высокомерия. За ним следует не менее высокомерное причинение добра людям – и высший пилотаж – еще и миру. Обычно сопровождается нарциссической слепотой – что миру до нас никакого особого дела нет. Радость за всех людей и еще и за мир – это форма нарциссической водянки. Можно так распухнуть, что возникнет угроза лопнуть от переизбытка радости. В больших дозах и она может стать ядом. СУЩЕСТВУЕТ БОЛЬШАЯ РАЗНИЦА МЕЖДУ НАРЦИССИЧЕСКОЙ ПОПЫТКОЙ ВСЕХ ПОЛЮБИТЬ И СОСТРАДАНИЕМ. Нарциссическая любовь – это отношение сверху вниз и исходит их желания быть самым лучшим, святым, правильным, которое под собой содержит страх отвержения, стыд бытия самим собой. Сострадание же говорит: «Я – такой же, как ты, мы в одной лодке, я понимаю, что ты переживаешь, я тоже там был». Чтобы первое могло перейти во второе, придется обнаружить в себе себя, голого, несовершенного, уязвимого, беззащитного, слабого, нуждающегося, жестокого, трусливого, равнодушного, беспомощного, глупого, заблуждающегося, врущего, избегающего и заносчивого. Только из этой точки возможно сострадание. Сострадание избирательно, оно подразумевает встречу с конкретным человеком и переживание в «здесь и сейчас» и очень привязано к контексту, а нарциссическая любовь как бы сразу ко всем и ни к кому, слепая, не видящая людей, аконтекстуальная, существующая только в воображении и своей энергией имеющая влюбленность в образ себя совершенного. Сострадание не истощает, оно придает мудрости, нарциссическая любовь истощает и способствует потере связи с реальностью.

© Наша Психология